«Ноете, нищеброды»: что хотела сказать сенатор, пристыдившая голодающих ужасами войны

«Стрессы и лишения» Екатерины Лаховой

Вы в магазине «Все по 50» о тех, кто прошел войну думаете? Или о кильке в томате? Что, неужели о кильке? Да подешевле, чтобы до зарплаты дотянуть? Плохо. Очень плохо. Потому что стрессы и лишения полезны для просветления в голове.

Вот послушайте члена Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, члена партии «Единая Россия» Екатерину Лахову. Ее попросили прокомментировать идею повышения прожиточного минимума и потребительской корзины. И госпожа Лахова, официальный доход которой за прошлый год составил 5 миллионов 660 тысяч 232 рубля (471 тысяча 686 рублей в месяц) рассказала, что, конечно «питаться на 3500 рублей трудно». Но в таких случаях она все время думает о тех, «кто прошел войну». О людях, «которые пережили ужасы и голод». Какая, мол, у них была потребительская корзина? Никакой. Выживали, как могли. Но самое главное: «Пройдя столько всего, какие они разумные, какая голова у них светлая! Может, как раз стрессы и лишения тому причиной?».

До Лаховой, напомню, были «макарошки» от уже экс-министра труда Саратовской области Натальи Соколовой, которая заявляла, что прожить на 3500 рублей в месяц может любой.

Затем было «государство не просило вас рожать» в Свердловской области.

Потом врио губернатора Липецкой области Игоря Артамонова обвинили в том, что он сказал студентам: «если вас не устраивают цены, то вы мало зарабатываете, а не цены высокие». Ну, его, естественно, попытались оправдать и дали настоящую цитату: «Можно жаловаться на жизнь, на отсутствие денег, но, надеюсь, вы вырастете в парадигме, что нужно больше зарабатывать. Если вы будете работать над собой, цена на бензин не будет вас волновать». Большая разница, да.

А тут еще и глава Карелии Артур Парфенчиков «не сдержался» во время переписки с жительницей одного из удаленных поселков. Она просила садик в поселке открыть, но там это не рентабельно, слишком мало детей. И Парфенчиков так и сказал: «Сидите до трех лет, договаривайтесь с бабушками, нанимайте няню. … Пусть о вашем ребенке отец его, деды думают». Потом, когда журналисты стали спрашивать, покаялся: «Допустил эмоциональную реакцию. Но был честен».

Они все честны. В том-то и дело.

Собирательный и вольный перевод всех этих высказываний будет примерно такой: «Что вы там ноете, нищеброды? Что вам надо-то все время? Заткнитесь и работайте, мы лучше знаем, как вам жить».

Они так думают. Верят в то, что мы с вами просто не можем своим умишком охватить весь размах государственных задач — бюджеты там всякие, акцизы, макроэкономика и прочие глобальные слова. Все о кармане своем печемся, копейками звеним, с мелочными житейскими вопросиками лезем. Мешаем о России заботиться, надоедаем, как докучливый комар.

Этот комариный писк раздражает. Прихлопнуть хочется, а нельзя — не пятая колонна зудит. Приходится терпеть. А когда терпение кончается, тут и прорываются всякие «макарошки» и «разумность» от «стрессов и лишений».